280-98-99

Вас приветствует Агентство Недвижимости Чекни!

Работа в соответствии с Федеральным законом ФЗ - 315. Услуги сертифицированы и соответствуют национальным стандартам профессиональной деятельности.
Национальные стандарты профессиональной деятельности

Анатолий Рябинин. Интеллигент, директор, президент

v_krasnom_galstuke_s_ul

Анатолия Рябинина можно смело назвать лицом профессионального риэлторского сообщества Нижегородского региона. Он не только генеральный директор старейшего в городе агентства недвижимости «Чекни», но и президент Нижегородской Гильдии Сертифицированных риэлторов.

Анатолий Геннадиевич Рябинин – сама интеллигентность, демократичность и коммуникабельность. С первых слов располагает к себе, моментально сокращая до нуля ту дистанцию, что периодически возникает в беседе журналиста и надменных начальников его ранга. В разговоре с ним, признаться, трудно представить, чтобы он на кого-то серьезно повысил голос.

Он из той плеяды нижегородских топ-менеджеров, которые пришли в недвижимость из науки. За его плечами долгие годы руководства компанией «Чекни» (от английского to check – «проверять, контролировать»), старейшего в регионе агентства недвижимости, удостоенного множества наград и званий. Полгода назад к спуду своих прочих обязанностей Анатолий Геннадьевич добавил заботы президента Нижегородской Гильдии Сертифицированных риэлторов.

- Анатолий Геннадьевич, с чего начиналась Нижегородская гильдия риэлторов и к чему пришла на 19-м году свой бурной деятельности?

- Нижегородская гильдия после нескольких неудачных попыток была создана в июне 1995 года. Тогда назрела потребность в сближении взглядов, в общении не только в процессе совместных сделок, в большем доверии между участниками рынка для быстрого решения различных рабочих моментов. Главной целью являлось, и остается поныне, всемерное содействие формированию цивилизованного рынка недвижимости.

В то время было всего семь компаний-учредителей. Гильдия, как и сам рынок, пребывала в зачаточном состоянии. Впереди было множество испытаний, и, мне кажется, Гильдия сумела пройти их достойно, постоянно наращивая количество и профессионализм профильных комитетов, аккумулируя лучший опыт других регионов, регулярно обретая что-то новое на форумах и конгрессах недвижимости.

В 2001 году, в период бурного развития Гильдии, мы вступили в Российскую гильдию риэлторов. В 2002-м первыми среди региональных ассоциаций стали лауреатами премии «Национальное признание» - «Лучшее профессиональное объединение РГР». В 2008-м, откликнувшись на призыв РГР, стали первыми в России, кто решил пройти 100-процентную сертификацию. Тогда, правда, грянул кризис, и многим компаниям оказалось финансово не под силу завершить этот процесс, который требовал определенных затрат. Но время показало, что решение было правильным. Сейчас сертификация востребована, ощущается приток желающих вступить в Гильдию.

В 2011 году мы стали первой саморегулируемой организацией в России, то есть перешли на самоконтроль, получив возможность самостоятельно создавать и диктовать правила игры, ориентированные на потребителя.

Сегодня в наших рядах 33 участника, и они, по нашим оценкам, покрывают в среднем 50-60 % рынка недвижимости Нижнего Новгорода. И это притом, что в городе работает около 200 агентств.

Среди задач профессионального сообщества на ближайшую перспективу - запуск собственного сайта с единой базой объектов всех сертифицированных компаний. В настоящий момент уже идет отладка, сопряжение двух имеющихся баз МЛС. Полагаю, в самое ближайшее время этот проект осуществится.

- Что бы Вы отнесли к числу главных достижений НГСР?

- Достижений много. К числу главных отнес бы эффективно работающую Комиссию по этике. Это мощный инструмент, важнейший регулятор отношений как между клиентами и членами Гильдии, так и между самими участниками Гильдии. Комиссия невероятно дисциплинирует компании, заставляет работать по определенным стандартам, бьется за улучшение качества оказываемых потребителю услуг, анализируя все нарекания и жалобы. Нарушил правила игры – будьте любезны, штрафные санкции. Как правило, рассмотрения одной жалобы достаточно, чтобы компания больше не допускала серьезных помарок. Сами понимаете, работа в этом комитете накладывает огромную ответственность. Поэтому в члены комиссии выбирают только людей с опытом, юридическими навыками, авторитетом среди коллег.

- Насколько сложно вступить в Гильдию?

- Членство в Гильдии – это большая ответственность, ибо своими ошибками в работе ты подводишь не только себя, но и всех членов Гильдии. Поэтому просто так в НГСР не вступить. Прежде всего, компания должна получить две рекомендации от членов Гильдии, либо, если это областные агентства, от администрации города. Потом эксперты устраивают тщательные проверку всего документооборота, кадров, процессов сделок. Затем идет обучение брокеров и риэлторов, сдаются экзамены. Не все сдают, к слову сказать. Помимо этого, компания в обязательном порядке должна пройти процедуру страхования профессиональной ответственности, как минимум, на 3 миллиона рублей… Одним словом, плохих и слабых в НГСР не примут, да они и сами к нам едва ли попросятся.

- А что дает членство в Гильдии, помимо груза ответственности?

- Приток клиентов! Членство в НГСР – серьезное конкурентное преимущество на рынке недвижимости. Народ сейчас пошел подкованный: спрашивают о страховке, сертификации, интересуются по поводу членства в Гильдии. К членам НГСР больше доверия, ибо они регулярно повышают квалификации, находятся под постоянным контролем. Клиент это ценит и готов платить комиссию выше.

У нас есть клуб руководителей АН, где генерируются актуальные темы, по которым идет обмен мнениями, опытом. Это тоже толчок для развития.

Еще одно серьезное подспорье для развития компаний – это конгрессы, различные мероприятия, которые устраивает РГР. На внутреннем, нижегородском рынке маркетинговыми ходами, какими-то находками не особенно делятся. А в Екатеринбурге или, скажем, Санкт-Петербурге, где нет наших прямых конкурентов, - пожалуйста. С каждого конгресса две-три полезные «фишки» обязательно привозишь.

Кроме того, на конгрессах есть такая вещь, как конкурс «Профессиональное признание», участие в котором крайне престижно и полезно в плане самоидентификации, понимания того, на каком уровне ты находишься. Компания «Чекни» в этом году впервые приняла участие в подобном конкурсе, и это в некотором смысле был переломный момент: понять, кто ты, как тебя оценивают на российском уровне – дорогого стоит … Лауреатами мы не стали, но попали в тройку номинантов, что тоже, как сказали в РГР, очень круто. До сих пор пребываю под впечатлением, анализируя рынок Новосибирска, откуда был родом победитель. Нижегородскому рынку есть куда расти и что перенимать!

- Уж коли речь зашла о Вашей компании «Чекни». В этом году ей стукнет 20 лет, и она не просто держится на плаву, но остается среди лидеров нижегородского рынка. По итогам прошлого года стала победителем нижегородского конкурса «Профессиональное признание» в номинации «Лучшая риэлторская компания на рынке вторичного жилья (численностью свыше 100 человек)». За счет чего столько лет удается сохранять позицию флагмана?

- Да, 20 лет (задумчиво) …У нас были разные периоды, взлеты и падения. Было время, когда по доле на рынке мы были первыми. Был период, когда мы приняли решение о диверсификации, несколько распылили активы и утратили свои лидирующие позиции. Случались кризисы – от всем известных (1998, 2008 годы) до внутрикорпоративных, которые, кстати, пережить сложнее всего. Главное, мы всякий раз выносили для себя уроки, двигались вперед. И сейчас, похоже, действительно входим в тройку-пятерку лидеров нижегородского рынка недвижимости.

За счет чего? Во-первых, я очень люблю маркетинг (смеется). Помню, году в 2004-м мы серьезно озадачились вопросом своего продвижения, стали плотно работать с маркетологами, зарегистрировали товарный знак, начали выработку фирменного стиля, создание бренда. Все это вроде бы тривиально, только тогда на рынке недвижимости это мало кто делал, да и сейчас, собственно, тоже, в отличии от других рынков.

Во-вторых, у нас в компании сложилась особая корпоративная культура, доверительные отношения внутри коллектива. Я вообще не сторонник командно-административных методов управления, предпочитаю демократический стиль, который, на мой взгляд, в агентствах недвижимости более приемлем. Я склонен больше доверять, нежели жестко контролировать, делегируя сотрудникам больше полномочий. А когда складываются по-настоящему партнерские отношения, когда человеку доверяешь, он искренне радеет за дело. Здесь, конечно, есть свои риски, но у нас пока, слава Богу, все хорошо.

Для меня, как для руководителя, мощнейшим толчком была Президентская программа подготовки управленческих кадров. Особенно написание дипломной работы под руководством профессора Матиашвили Виктора Михайловича. В этом году еще один наш сотрудник прошел обучение по этой программе и мы заново разработали стратегию развития ЗАО «Чекни».

Мы регулярно устраиваем мозговые штурмы с приглашением разных консультантов – решения стратегического характера разрабатываем, принимаем и внедряем командой. В свое время мы создали аффилированную структуру ООО «Городское ипотечное агентство», которое стало первым в Нижнем Новгороде оказывать услуги ипотечного брокера. В компании функционирует отдел по землеустройству, что позволяет оказывать услуги в области геодезии и картографии – очень сложное направление, требующее соответствующих лицензий, аппаратуры, специально обученного персонала. «Чекни» вовлечена в государственные жилищные программы (расселение ветхого фонда, воинские сертификаты и т.д.), допуск к которым предполагает прохождение непростой процедуры участия в электронных торгах.

Одним словом, здесь целый комплекс причин.

- Расскажите, как становятся директорами АН.

- Закончил радиофак тогда еще Горьковского университета, занимался наукой в Институте прикладной физики РАН. 1993 год – все плохо, ужасно, никаких перспектив… В риэлторский бизнес попал почти случайно – благодаря коллегам из Института. Начинали вчетвером, и, помню, сильно удивлялись, когда нам говорили, что в городе может быть не семь, а семьдесят агентств недвижимости. Сначала делали упор на инвестиционную деятельность. Набирать агентов, оказывать услуги клиентам начали году в 1995-м. С 1997-го по 2000-й год у нас, как я уже говорил, была диверсификация бизнеса. С 2001 года сконцентрировались только на рынке недвижимости. А, собственно, директором я стал в 2003 году. До этого был заместителем.

- Чем более всего запомнились 1990-е и 00-е годы?

- 1990-е – это, прежде всего, конечно, шок 1998 года, когда у нас был довольно большой инвестиционный портфель. Долго потом выбирались из ямы.

А «нулевые» … Во-первых, отменой государственного лицензирования риэлторской деятельности в феврале 2002-го. Мы тогда были сильно удивлены – альтернативы-то никакой не придумали! Оказание риэлторских услуг вдруг стало доступно всем. На рынок хлынуло множество мелких агентств, ИПэшники в огромном количестве. Повылезал криминал. Пошла волна негатива на риэлторов…. Ну, и, разумеется, кризисом 2008 года, который оказался, пожалуй, даже тяжелее, чем в 1998-м. Сегмент коммерческой недвижимости упал практически до нуля. Правда, на рынке жилья мы достаточно быстро сориентировались, научились продавать, когда рынок падает. Более активно стали заниматься продвижением компании, много потратили средств на телевидение, и не пожалели, получив дополнительный приток клиентов и долю рынка.

- Охарактеризуйте сегодняшнее положение дел на рынке недвижимости. Многие страшатся новой волны кризиса.

- Применительно к Нижнему Новгороду я бы сравнил нынешнюю ситуацию с той, какая была в 2010-2011 годах, только свободных денег стало больше. Спрос на «зарубежку» растет, на 10-15% в год. В сегменте коммерческой недвижимости тоже все хорошо: ставки арендной платы не падают, спрос нормальный. На «загородку» цены несколько упали, но, если так можно выразиться, «пригородка» эконом-класса очень хорошо продается. На первичном рынке в мае-июне цены встали, до этого росли. Вторичный рынок жилья – падение на 20-30% объема, но, кто хочет продать, пусть не отчаивается: достаточно немного снизить цену, на 10-15%. Центробанк показывает рост выдачи ипотечных кредитов в первом полугодии 2013 года. Так что ничего угрожающего в нынешней ситуации я не усматриваю.

- Что Вы скажете по поводу того негативного образа риэлтора, который укоренился в нашей стране.

- Мне кажется, сейчас люди в большинстве своем остаются довольны работой риэлторов. Но, понимаете, прокол одного плохо работающего агента, тем более подхваченный средствами массовой информации (а те падки на негатив) – как ложка дегтя, которая портит всю бочку меда. Но я вот смотрю на свою компанию, отношение клиентов к нашим специалистам – только слова благодарности. Если бы было по-другому, к нам бы не обращались, и профессия давно была бы при смерти, а она развивается.

Источник: Ners