280-98-99

Вас приветствует Агентство Недвижимости Чекни!

Работа в соответствии с Федеральным законом ФЗ - 315. Услуги сертифицированы и соответствуют национальным стандартам профессиональной деятельности.
Национальные стандарты профессиональной деятельности

18.08.2015г. Гильдия риэлторов: от ларька до супермаркета

np_ngsr

Сколько в Нижегородской области действующих агентств недвижимости, а уж тем более частных предпринимателей того же рода деятельности, толком не знает никто. Количество постоянно варьируется в зависимости от ситуации на рынке — в периоды спада сокращается, на подъеме увеличивается. Однако в любом случае счет идет на несколько сотен.
При этом квалификация многих «специалистов» в данной области, мягко говоря, оставляет желать лучшего. На риэлторов у нас нигде не учат, лицензирование давно отменили. Подзаработать на ниве недвижимости берутся все кому не лень.
«Ушло лицензирование и госконтроль. Механизмы саморегулирования до конца не заработали, распространяются не на всех участников рынка, не избавили сферу недвижимости от недобросовестных людей и фирм, поскольку не возлагают на них никаких обязательств, кроме моральных, — говорит генеральный директор ГК «Триумф» Борис Горелик. — Планка доступа в профессию остается ниже плинтуса. Что это за профессия, в которую может прийти кто угодно, зарегистрировав ООО и прибив табличку на дверях квартиры?!»
Если к этому добавить мошенников и аферистов, которые всякий раз начинают плодиться аккурат в условиях кризиса, то нарваться на серьезные проблемы при операциях с недвижимостью у нас по-прежнему проще простого.
А недвижимость для большинства россиян, как известно, — единственный значимый капитал.
Поэтому деятельность НГСР, которая вот уже 20 лет бьется над тем, чтобы риэлторские компании региона работали в рамках правового поля, соблюдая нормы и правила цивилизованного рынка, переоценить сложно.
О том, как развивалась эта организация и чего достигла к настоящему времени, мы поговорили с бывшим президентом НГСР Анатолием Рябининым и нынешним — Александром Авербахом, которому вручили бразды президентского правления в феврале 2015 года.
— Расскажите об этапах развития НГСР с момента основания по настоящее время.

А. Р. Нижегородская гильдия, после нескольких неудачных попыток, была создана летом 1995 года. Тогда назрела потребность в сближении взглядов, в общении не только в процессе совместных сделок, в большем доверии между участниками рынка для быстрого решения различных рабочих моментов. В то время было всего семь компаний-учредителей. Рынок,
как и сама гильдия, пребывал тогда в зачаточном состоянии.
А. А. История создания подобных организаций, по большому счету, одинакова во всех сферах предпринимательской деятельности. Сначала возникает потребность в расширении личных контактов и обмене опытом с коллегами по бизнесу, для чего проводятся разного рода посиделки в кругу коллег и единомышленников. Потом появляется необходимость в профессиональном взаимодействии
и установлении единых правил. На этом этапе происходит переход от слов к организационным действиям. В случае с НГСР нужды профессионалов рынка в середине 1990-х удачно совпали с желаниями региональных властей.
А. Р. В 2001 году, в период бурного развития гильдии, мы вступили в Российскую гильдию риэлторов (РГР). В 2002-м первыми среди региональных ассоциаций стали лауреатами премии «Национальное признание» — «Лучшее профессиональное объединение РГР». В 2008-м, откликнувшись на призыв РГР, стали первыми в России, кто решил пойти на 100%-ную сертификацию своих членов. Тогда, правда, грянул кризис, и многим компаниям оказалось финансово не под силу завершить этот процесс, который требовал определенных затрат. Но время показало, что решение о сертификации было правильным.
В 2011 году мы стали первой саморегулируемой организацией в РГР, то есть перешли на самоконтроль, получив возможность самостоятельно создавать и диктовать правила игры, ориентированные на потребителя. Мы добровольно наложили на себя ряд обязательств, например, по обязательному страхованию членов НГСР. Сейчас лимит страхования — 5 миллионов рублей, которые могут покрыть убытки в случае нанесения ущерба клиенту по вине агентства.
А. А. Естественно, НГСР с годами трансформировалась вместе с рынком, законодательством, требованиями времени. Развитие длиной в 20 лет — это как путь от ларька на остановке до масштабного супермаркета. Ровно так же трансформировалась и наша профессия — от маклера а-ля Басов («По семейным обстоятельствам»), который владел только информацией, до современного специалиста, готового защитить интересы клиента, оказать широкий круг юридических и правовых услуг, владеющего целым спектром
технологий. Сегодня в наших рядах 27 агентств, на днях подало заявление о вступлении еще одно.
— Вопрос, на который ни от кого не могу добиться ответа: сколько всего агентств недвижимости в Нижнем Новгороде?

А. А. От трехсот до четырехсот. Активно позиционируют себя на рекламных площадках 100–120. При этом следует понимать, что у нас полно агентств, где, условно говоря, сидит один директор, под началом которого работает один агент. Когда рынок растет, таких АН становится больше. В условиях кризиса их количество сокращается, многие на год-два приостанавливают свою деятельность.
Крупных АН в городе не так много, большинство из них состоит в гильдии и покрывает около 50% рынка недвижимости Нижнего Новгорода.
— Тем не менее, многие агентства в НГСР не торопятся. Почему?

А. А. Быть членом НГСР не слишком дорого, но и не дешево. Взносы до последнего времени были 10 тыс. рублей в квартал. 40 тыс. в год для маленькой компании — тоже деньги. К тому же еще нужно застраховать свою деятельность. Плюс дополнительная ответственность, которую кто-то не хочет на себя брать, трата сил на сертификацию и приведение компании к должным стандартам.
— Насколько сложно вступить в гильдию?

А. А. На самом деле не так уж и сложно. В этом году мы снизили стоимость и вступления, и сертификации. Сняли требование по двум рекомендациям от членов НГСР, которые первый год несли за новобранцев финансовую ответственность. Сейчас мы ввели институт кандидатства. Новички, получив все преференции, могут оценить преимущества членства в НГСР.
А. Р. При принятии в НГСР эксперты устраивают тщательную проверку всего документооборота, кадров, процессов сделок в компании. Затем идет обучение брокеров и риэлторов, сдаются экзамены. Не все сдают, к слову сказать. Помимо этого, компания в обязательном порядке должна пройти процедуру страхования профессиональной ответственности.
Одним словом, плохих и слабых в НГСР не примут, да они и сами к нам едва ли попросятся.
— А что дает членство в гильдии?

А. Р. Приток клиентов. Членство в НГСР — серьезное конкурентное преимущество на рынке недвижимости. Народ сейчас пошел подкованный: спрашивают о страховке, сертификации, интересуются по поводу членства в гильдии. К членам НГСР больше доверия, ибо они регулярно повышают квалификацию, находятся под постоянным контролем. Клиент это ценит и, кстати, готов платить комиссию выше.
А. А. НГСР дает обмен опытом. Когда я в свое время принимал решение вступить в гильдию, мое агентство достигло потолка развития, до которого можно было добраться, ни с кем не советуясь. Я понял, что мои коллеги знают что-то такое, чего не знаю я, и эти знания помогут мне зарабатывать деньги. Гильдия привозит ведущих бизнес-тренеров России, пригласить коих отдельно взятая компания не может себе позволить. Гильдия проводит семинары, тренинги, риэлторские поединки — все это дает новые знания, которые помогают оказывать более качественные услуги, а значит, и больше зарабатывать. Помимо этого, НГСР в настоящее время отлаживает новый интернет-ресурс, где участники рынка без посреднических рекламных площадок могут позиционировать свои объекты. Гильдия, что немаловажно, будет отслеживать чистоту размещаемой информации.
— Риэлторов в нашей стране, мягко говоря, не очень любят...

А. А. Эта нелюбовь во многом зиждется на том, что люди не понимают, за что риэлтор берет «такие деньги». Мало того, у нас половина риэлторов не понимает или не в состоянии доходчиво объяснить, за что берется комиссия, — это нерадивые агенты, которые либо учиться не хотят, либо меняться, мысля категориями 1990-х. Из-за них в основном и весь негатив.
— Многие полагают, что новый закон о риэлторской деятельности, который Дума будет рассматривать осенью, сократит число таких нерадивых агентов и агентств на рынке. Как вы относитесь к данной законодательной инициативе?

А. А. После отмены лицензирования в начале 2000-х, которое ставило определенные барьеры на пути недобросовестных бизнесменов, практически все ранее лицензируемые отрасли получили законодательные документы, регламентирующие их деятельность. Все, кроме риэлторской. Профессия де-факто есть, закона нет.
Российская гильдия много лет лоббировала внесение этого законопроекта на рассмотрение Думы. Но все было безрезультатно, пока Путин весной этого года не произнес знаковую фразу о том, что «риэлторский бизнес в России недостаточно регулируется».
Полагаю, законотворческий интерес к нашей деятельности связан и с объемами негатива вокруг риэлторской сферы, и с тем фактом, что наша профессия становится все более социально значимой. В городах-миллиониках желающих самостоятельно купить или продать недвижимость становится все меньше. Без профессионалов не обойтись. А профессионалы в нашей сфере работают с главным активом большинства россиян, которые не имеют заводов, газет, пароходов. Ошибки в риэлторской деятельности крайне болезненны.
Разумеется, я только «за» принятие этого закона. Даже если правила ужесточат, это будут правила, которые придется всем соблюдать.
— И о перспективах НГСР...
А. А. Нынешней весной мы проводили стратегическую сессию о путях развития: быть нам маленьким элитным клубом или большой общественной организацией. И пришли к выводу: НГСР должна стать массовой организацией с дифференцированным подходом к своим членам. Мы уже заложили в планы принятие в НГСР пяти новых компаний. Так что все перспективы связываем только с расширением и дальнейшим развитием.